Новые правила о недействительности сделок

Прохорова Л. В. 
Судья Арбитражного суда Нижегородской области
14 февраля 2014 г.


Первого сентября 2013 года вступил в силу Федеральный закон №100-ФЗ1, который подверг существенной модернизации целый блок общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК), в том числе и блок о гражданско-правовых сделках. Рассмотрим основные изменения, затрагивающие оспаривание сделок.

ВВЕДЕНА «ПРЕЗУМПЦИЯ ОСПОРИМОСТИ»

Как и раньше, ГК исходит из деления всех недействительных сделок на оспоримые (сделки, являющиеся недействительными в силу признания их таковыми судом) и ничтожные (сделки, являющиеся недействительными, независимо от признания их судом). Однако если раньше сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, «по умолчанию» считалась ничтожной, то теперь такая сделка считается оспоримой, «если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки». 

Таким образом, законодатель изменил статус многих «порочных» сделок на более мягкий, требующий констатации факта их недействительности только судом. Так, применительно, например, к корпоративному законодательству не являются более априори недействительными (при нарушении порядка их совершения) сделки по приобретению и отчуждению обществом собственных акций и сделки, связанные с участием общества в других организациях. 

Иными словами, все сделки, в отношении которых ранее законом не была предусмотрена специальная возможность «быть признанной недействительной» (как, например, для крупных сделок и сделок с заинтересованностью), превратились из ничтожных в оспоримые. Сказанное относится и к сделкам, ранее признаваемым недействительными (ничтожными) на основании ст. 10 ГК РФ (злоупотребление правом). 

Особое внимание следует обратить на то обстоятельство, что для признания недействительными и применения последствий недействительности оспоримых сделок законом установлен меньший, чем для применения последствий недействительности ничтожных сделок, срок исковой давности. Он составляет 1 год. 

Последствия введения «презумпции оспоримости» можно, в частности, продемонстрировать на примере дел о взыскании денежных средств, где одним из оснований для удовлетворения заявленного требования является недействительность (ничтожность) всей сделки или ее части. Так, например, известна категория дел о взыскании неосновательного обогащения с кредитной организации, выразившегося в уплате заемщиком комиссии за обслуживание кредита (а также за получение кредита или за досрочное его погашение). 

Рассматривая подобные споры, суды анализировали положения кредитных договоров и приходили к выводу о ничтожности части их положений, касающихся выплаты банку такого вида «вознаграждения»2. 

Оценив таким образом соответствующую часть кредитного договора, суд принимал решение о ее неприменении в силу ст. 180 ГК РФ о недействительности части сделки и, соответственно, о квалификации уплаченного банку вознаграждения в качестве неосновательного обогащения. Естественным следствием таких выводов являлось удовлетворение иска заемщика. 

С введением с 1 сентября 2013 г. «презумпции оспоримости», которая будет распространяться, в частности, и на рассматриваемые нами положения кредитных договоров, такая упрощенная схема взыскания станет вряд ли возможной. 

Ведь теперь суд не может квалифицировать такие положения как недействительные (ничтожные) при рассмотрении спора с иным предметом, и для удовлетворения иска о взыскании в такой ситуации неосновательного обогащения от истца потребуется также совершение действий, направленных наоспаривание соответствующей части договора. 

Что касается рассмотренного примера, то истцу достаточно будет в одном исковом заявлении объединить два требования, указав дополнительно к требованию о взыскании неосновательного обогащения требование о признании недействительной части договора. 

Иными словами, истец воспользуется правом на объединение исковых требований в одном заявлении на основании ст. 130 АПК РФ, т. к. они являются взаимосвязанными, по сути представляющими собой требование о признании части сделки недействительной и применении последствий такой недействительности. 

В других случаях, когда второе из требований не направлено на применение последствий недействительности сделки, заявителю иска придется последовательно обращаться в суд с двумя требованиями: сначала о признании сделки (ее части) недействительной, а затем уже (при условии его удовлетворения) с основным требованием. Так, заслуживает внимания в этой связи категория дел о взыскании денежных средств по договорам строительного подряда, где оплата генеральным подрядчиком вознаграждения субподрядчику ставится в зависимость от оплаты первому вознаграждения заказчиком строительства. 

При рассмотрении подобных дел суды, оценив соответствующие положения договора субподряда, приходили к выводу об их несоответствии ст. 190 ГК РФ, поскольку срок оплаты поставлен в зависимость от действий третьих лиц, т.е. не отвечает признаку неизбежности. Признав соответствующее положение договора ничтожным, суды применяли к спору нормы о разумности срока исполнения обязательства (ст. 314 ГК РФ) и удовлетворяли иск субподрядчика о взыскании денежных средств. 

И можно с достаточной степенью уверенности предположить, что теперь такому субподрядчику придется обращаться в суд с двумя исками последовательно, т. к., во-первых, для удовлетворения иска о взыскании денежных средств необходимо «судебное» подтверждение недействительности положений договора о порядке оплаты (в связи с введением «презумпции оспоримости»), а во-вторых, правила ст. 130 ГК не позволят объединить оба требования в одно производство, т. к. основания их возникновения носят различный характер (несоответствие положения об оплате закону для первого требования и невыполнение генеральным подрядчиком обязательств по договору — для второго). И здесь не стоит забывать о сокращенном сроке (1 год) исковой давности по иску о признании части договора недействительной. 

В дополнение обратим внимание на то, что ничтожными сделками ГК признает теперь лишь следующие виды сделок:

  • Сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта и при этом одновременно посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (часть 2 ст. 168);
  • Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169);
  • Мнимые и притворные сделки (ст. 170);
  • Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным (ст. 171);
  • Сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (ст. 172);
  • Сделки, совершенные с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве)(ст. 174.1).

Казалось бы, разница невелика. Ведь заинтересованность в признании сделки недействительной как для её стороны, так и для лиц, прямо указанных в законе (например, участников хозяйственного общества), очевидна. И тем не менее, разница есть. 

Продемонстрировать ее можно на реальном примере, ставшим предметом рассмотрения арбитражного суда4. Акционер лишился своих акций помимо воли вследствие совершения третьими лицами незаконных сделок с принадлежащими ему ценными бумагами. 

В дальнейшем эти акции были многократно отчуждены. Лишившийся своего имущества участник общества ранее, до 1 сентября 2013 г., мог избрать в качестве способа защиты своих нарушенных прав признание первой и всех последующих сделок с его акциями недействительными. При этом, как мы понимаем, он не являлся стороной ни в одной из сделок с его акциями, кроме первой из них. 

Однако, пользуясь статусом «заинтересованного лица», он обладал возможностью их оспаривать и заявлять требования о применении последствий недействительности сделок. 

Сейчас же, со вступлением в силу анализируемых изменений, потерпевший акционер уже лишен права требовать признания недействительными второй и последующих цепочек сделок по двум причинам: а) он не является стороной сделок; б) он не указан в законе в качестве лица, имеющего право оспаривать эти сделки. 

С 1 сентября 2013 г. лицу, чьи права нарушены, будет необходимо воспользоваться другим способом защиты права — истребованием имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК). Таким образом, закон уточнил, что далеко не каждое заинтересованное лицо вправе рассчитывать на удовлетворение иска об оспаривании сделки. 

Теперь претендовать на это может либо непосредственная сторона сделки, либо специально указанное в законе лицо (например, участник хозяйственного общества по спорам о крупных сделках, кредитор организации-банкрота и т. д.).

УТОЧНЕНЫ ПРАВИЛА ИСЧИСЛЕНИЯ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

Так, пункт 1 статьи 181 ГК РФ уточняет, что срок исковой давности как по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, так и по требованиям о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. 

Как и раньше, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. Однако в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение этого срока начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом в анали-
зируемой статье сделана важная оговорка: срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки. 

Иными словами, 10 лет с момента начала исполнения сделки является максимальным предельным сроком, истечение которого может служить самостоятельным основанием для отказа в иске вне зависимости от того, успел или не успел закончиться трёхгодичный срок с момента, когда лицо фактически узнало (должно было узнать) о начале исполнения сделки, что, по замыслу законодателя, должно обеспечить устойчивость гражданского оборота.

_______________
1 Федеральный закон от 07.05.2013 №100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса
Российской Федерации».
2 Получение подобного вида вознаграждения при выдаче и обслуживании кредита не предусмотрено ни ГК РФ, ни иными нормативными актами.
3 См., например, постановление президиума ВАС РФ от 29.01.2013 г. №11704/12.
4 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.09.2013 г. по делу №А21-5278/2010.

Сделано в  metro
Чтобы заказать обратный звонок, пожалуйста, заполните все поля формы:
Чтобы заказать услугу, пожалуйста, заполните поля формы: